?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry

В последние дни я бьюсь над вопросом, десять лет назад выуженным из книги. Это был Иен Бэнкс, «Шаги по стеклу», а вопрос звучал так: «Что будет, если на пути неостановимой силы окажется несдвигаемый объект?».

В романе это было наказанием и пыткой для двух преступников — они были обречены к вечным поискам решения этой задачи. Я бьюсь над этим с не меньшим упорством, но, в отличие от Квисса и Аджайи, ответ узнаю первого декабря: в день, когда кампания This Is.Pro на Planeta.ru завершится.

Предлагаемый вам подкаст — это своеобразная попытка ответа. Оказавшись перед стеной «ВКонтактных» публичных страниц, о которых ещё неделю назад лишь догадывалась, я ощутимо почувствовала, что с размаху столкнулась чем-то плотным, вязким и в полном смысле несдвигаемым. Но загадка решалась на каждом этапе работы, и когда мы взялись делать подкаст об этом опыте, мой текст вдруг проявил упрямство, никак не желая прогибаться под миролюбивый, дружеский тон. Удивительным образом он оказался жёстче и принципиальнее своего автора. Попытки прочесть его улыбчиво и плавно были фальшью. Всё вышло так, как в книге: неостановимая сила остановилась, а несдвигаемый объект сдвинулся.

http://planeta.ru/thisispro/audio/3074

Нас уверяют, что формула успешной краудфандинговой кампании проста, в ней всего две постоянные: люди и их отклик. А переменные составляющие формулы — это скорость поиска народных инвесторов и время, которое убегает от вас со страшной постоянной скоростью (тут всё в точности так, как нас учили видные краудсорсеры Ильф и Петров: время, которое мы имеем, — это деньги, которых нет). Здравствуйте, меня зовут Татьяна Третьякова, и в этом пристрелочном подкасте я расскажу о нашей попытке напроситься в друзья к «пабликам» русской народной дружеской сети «ВКонтакте».

Казалось бы, где ещё, как не в околонаучных группах искать людей, готовых поддержать веб-СМИ о людях, которые делают науку!

Но выяснилось весёлое: вконтактные паблики — это нечто совсем особенное, они, даже самые распровокругнаучные, к журналистике не имеют никакого отношения. А уж к солидарности и помощи их можно принудить только под дулом рублёвых тысяч. Как, впрочем, и к банальному пониманию того, что мы от них хотим.

Грубо говоря, у них там нет ничего выше и святее прайс-листов, вариантов оплаты, вебмани, рекламных услуг, таблиц свободных мест и прочего веб-бизнеса. Самое настоящее глобальное рекламное агентство! И если когда-нибудь в России решатся прогнуть сериал Mad Men под наши реалии (разумеется, убрав из него всё творчество), паблики «ВКонтакте» станут идеальным прототипом, который затмит даже какой-нибудь «Видео Интернешнл». Циничные крокодилы, которых заботит только собственный желудок.

Кстати, о крокодилах и иных ископаемых. Дэвид Аттенборо писал: «Четыре миллиарда лет назад трилобиты и бизнес были самыми большими и страшными животными, обитающими на суше». А уж они его там так развели!.. Знаете ли вы, дорогой слушатель, что, подписываясь на чтение публичных страниц «о науке», вы соглашаетесь, что между котиками, попочками и звёздочками будут посты не о моделировании Вселенной с помощью трёхмерного принтера или заметки о физических свойствах графена, а записи о котиках, попочках и звёздочках — только платные?

Платных постов в группе «ВКонтакте» за день можно опубликовать аж десять штук. Рекламное место стоит от полутора до четырёх с половиной тысяч. То есть в день можно состричь от полутора до сорока пяти тысяч рублей. Так как «ВКонтакте» недавно была приобретена компанией Mail.ru Group, содержателям пабликов придётся делиться с гигантом лёгкой, но от этого не менее звонкой монетой. Так, например, количество платных рекламных мест, которые продаст околонаучный приказчик, сократится до трёх в сутки. И за эти три места начнутся самые настоящие сочинские игрища!

Ну а мы этого не знали. Мы просто пришли в гости к коллегам, которые, как нам грезилось, хотят сеять умное, вы ведь только вслушайтесь в названия пабликов: «Люди», «Наука сейчас», «Простая наука», «Типичный книголюб», «Science Can be Fun», «Skill, Школа саморазвития»...

«Реклама стоит денег», «Почитайте наши прайс-листы», «За всё надо платить», «Бесплатно ничего не размещаем!» Нет, это уже не названия пабликов. Это первая и самая типическая реакция на наши робкие «пожалуйста», «подумайте», «солидарность».

Невозможно забыть господина Мохова. Здравствуйте, премилый Денис, если слушаете, знайте, помню, нежно храню в сердце ваше: «Мы не журналисты, вам не поможем, потому что только что сами закончили проект на "Бумстартере"». Ваша правда, Денис! Ведь кошельки у людей не резиновые, вдруг они поймут, что под внимательным взглядом патронирующих вас «Вестей» вы поёте им чушь собачью о коте Шрёдингера? И придут к нам, мы же из «Компьюленты», лучшего ресурса о науке, как считал Заратустра.

Так или иначе, за день общения (мне ещё долго будет икаться, вспоминая о нём) — только, пожалуйста, возьмите его, это общение, в кавычки, — я отчаялась, бесконечно повторяя про «общие усилия», про «смерть умной российской прессы», про «один за всех» и так далее. Устала не повторять, а вдалбливать во вконтактные головы простые, очевидные мысли, которые до них никак не доходили. «Ну не журналисты мы!» А кто? И какого тогда вы имеете такие вывески?..

«Вот и с моей программой поступили непрофессионально, а по-человечески — мерзко», — только что пожаловался в «Фейсбуке» Максим Спиридонов, ведущий передачи «Рунет сегодня», которая выходила на дивном радио «Столица.fm». Передачу закрыли, без предупреждения, по-барски, раз — и всё, нет «Рунета». Но вот вопрос: а вы, попавший под каток, вы сами часто рассказывали в своих эфирах о произволе и безответственности издателей, о вдруг закрытых сайтах, газетах, журналах, о поломанных профессиональных судьбах?..

Ещё злее, лживее, безразличнее станет пресса, стремительно забывающая, что такое творческая конкуренция и рынок. Но читать-слушать, пялиться в неё будут всё равно (адское ТВ не вытравить никаким интернетом), и ещё злее, лживее и безразличнее станет аудитория.

Или не станет? Вдруг прессу заменят паблики «ВКонтакте» и блоги? У паблика Science/«Наука» почти три миллиона подписчиков! Эта не поддаётся осмыслению. 2 929 713 человек! Без ста тысяч это суммарное население Новосибирска и Екатеринбурга. Казалось бы, бросай всё, беги туда работать. Но о чём пишет «Самый большой познавательный паблик "ВКонтакте"»? Первый текст — «10 способов как красиво и оригинально завязать шарф» (о да, это «Science-совет дня»). Далее идут «Сильный парень по имени Фан Линг» и, ох, «Психология выбора между прошлым и будущим». Самый-самый «научный» свежак! Три миллиона человек, намотав вокруг шеи ленту Мёбиуса по-своему приобщились науке!

Само собой, только потому, что туда сбежались три миллиона невежд, ни во «ВКонтанте», ни в другом социальном микрокосмосе никогда не будет профессиональной, правдивой прессы. Зато я точно знаю, что профессиональная пресса будет жить, пока есть хотя бы пять сотен человек, которым это по-настоящему нужно. С вами была Татьяна Третьякова, и это был первый, абсолютно пилотный выпуск Радио Без Названия. Спасибо!

...Устала, выдохлась, отчаялась, но вместо того чтобы выключить осатаневший компьютер и вынести голову на холодный октябрьский ветер, подсознательно, в явном помутнении открыла «Фейсбук». Слепо, не улавливая смысла заметок «Радио Свобода», пропуская бесплатные треки альбома «Мотыльки» «Аукцыона», скатывалась куда-то вниз — как катилась весь день, беспомощно, безвольно. И вдруг зацепилась глазами за Мишу (Михаила Натановича!) Козырева, «дождевого» ведущего, участника «Квартета И» и так далее. Главное в Мише то, что он обожает писать о том, как его замучили слепые и глупые. И от нетрезвой расстроенности чувств я вдруг вывалила на него всё-всё-все: о том, как агонизировала несчастная «Компьюлента», как тихо и вежливо она отдала богу душу, как все переживали: одни, что потеряли любимую работу, другие, что остались без умного чтения. Рассказала, о чём писала «Компьюлента» и о чём теперь мог бы писать This Is.Pro. И попросила одной маленькой строчечкой подсказать мильёнам своих френдов: вот, ребята, смотрите, Это о Людях...

И всё, и ушла. Ушла бесцельно маяться по углам, валяться, ненавидеть потолок, что столь многих поломал, не позволив вырасти. А потом, остыв, пришла к Игорю Исупову с повинной: вот, сглупила, да, впрочем, он и не прочтёт, мы не в друзьях...

Тут давайте отстранимся от этих лёгких девушкиных переживаний. Давайте представим, что желчегонным стало не то, что из двадцати восьми человек, которым я отправила просьбу, только шестеро согласились помочь. Они просто не занимаются вконтактной коммерцией, вот и... В общем, мне кажется, это всё-таки неплохая цифра — шесть. И знаете, почему? Потому что настоящая, не соцсетевая веб-журналистика даже не знает, что такое солидарность. Есть цеховые знакомства, вась-вась, но нет цехового единства. Нет и цеха? Возможно, как, прищурившись, любит говорить звукорежиссёр этих словес. Есть ли вообще российская журналистика? Журналисты (или всё-таки нежурналисты?) не вступаются друг за друга. Недоконкуренция, нелепая ревность к тем, кто свободнее и ярче, страх и уродливое обезьянье «не вижу зла». Пресса почти перестала писать правду о жизни, и это вполне логично, потому что прессе нет никакого дела до жизни, до общества, и на коллег она давно и смачно плюёт своей чистенькой дистиллированной слюной.

Profile

cunning smile
rainik
Человек на быстрых нейронах
Website

Latest Month

October 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Powered by LiveJournal.com